Решение Синода Болгарской Церкви: Политика самостоятельно выбранной маргинализации

Июнь 4, 2016 в Аналитика/комментарии

Автор: Д-р Смилен Марков

 

1 июня 2016 руководящий орган Болгарского Патриархата (Митрополичий синод) объявил решение, требующее отсрочки Великого и Святого Собора Православной Церкви, который должен состояться в июне этого года на острове Крит. Митрополиты единодушно согласились, что если Собор на Крите состоится, как и планировалось, то Болгарская Церковь на нем присутствовать не будет.

Болгарский Синод указывает шесть причин, которые рассматриваются и как непреодолимые препятствия для участия, и как существенные аргументы для отсрочки Собора. Во-первых, митрополиты убеждены в том, что путешествовать на Крит не стоит, поскольку вынесенные на обсуждение вопросы не имеют жизненно важного значения для Православной Церкви. В качестве важных вопросов для современной жизни церкви в Болгарии указаны второй брак священников и так называемые смешанные браки, однако в повестке дня Собора они отсутствуют. Это является второй причиной, упоминаемой в критике к предложенным проектам документов, которые пришли из различных Поместных Православных Церквей. В-третьих, митрополиты в Софии признают, что принятая процедура работы Синода делает невозможным внесение поправок в проекты документов. Четвертое и пятое препятствия касаются расположения делегатов и гостей в зале Синода. В завершение Софийский Патриархат выражает обеспокоенность тем, что расходы слишком высокие и необоснованные. В интервью болгарскому национальному телевидению спикер Болгарского Синода сообщил, что от Патриархии была затребована сумма в 120 тысяч евро без разъяснения, на что они будут израсходованы.

Объективный и трезвый анализ этих аргументов доказывает их ошибочность, слабость и нерелевантность. Однако для тех, кто знаком со стилем этой юрисдикции такое положение не будет неожиданным.

Это элемент всесторонней и последовательной стратегии самостоятельно выбранной маргинализации. Нежелание вести диалог с православными Церквями-сестрами, равно как и с остальным христианским и не христианским миром распознается на многих уровнях и глубоко укоренено исторически, культурно и ментально.

Опасные последствия этой политики причиняют боль пастве Софийского Патриарха – духовенству, монашествующим и мирянам.

После преодоления раскола в 1945, Болгарская Церковь не смогла даже на секунду вдохнуть радости восстановленного Всеправославного общения. Этот самый год стал началом сурового большевистского террора надо всем болгарским народом. В течение соракапятилетнего периода все религиозные организации в стране подвергались притеснениям, многие из них были запрещены, а тысячи священников всех деноминаций были или отправлены в концентрационные лагеря, или/и убиты. Один православный митрополит был убит даже прямо на пути из церкви после литургии. Действительно разрушительным для Церкви было почти полное подчинение иерархии коммунистическому государству, когда большинство епископов были обязаны работать на тайную полицию.

В этом контексте международные контакты приводили паству к фрустрации, поскольку все встречи с представителями других церквей и деноминаций, в т.ч. работа во Всемирном Совете Церквей, использовались государством для продвижения интересов коммунистической партии и Советского Союза. К сожалению, после падения “железного занавеса” в 1989 это модель и дальше укрепилась, а в некоторых аспектах даже усугубилась. Серьёзное доказательство этого — схизма внутри Болгарской церкви (1992-1998), которая была инициирована кругами, которые зависили от сформированных во времена коммунизма властных связей. В результате этого, сейчас на Церковь оказывают влияние формальные и неформальные лобби-группы с различными геополитическими ориентациями. Это приводит к нежеланию работать на международном уровне, особенно что касается неславянских православных юрисдикций и представителей других религий.

Исторический контекст, описанный выше, проливает свет на специфическое понимание болгарской иерархией теологии и академической жизни в целом. Общеизвестное недооценивание богословия в Болгарии приводит к полной изоляции между Церковью и государственными богословскими факультетами. В отличие от других традиционных православных стран, никто из болгарских митрополитов, исключая Патриарха, никогда не преподавал на государственных богословских факультетах.

Пропасть между образованием и церковной жизнью приводит к некомпетентности и богословски неадекватным решениям в вопросах, касающихся экуменизма. Это является серьезным препятствием для участия в любом богословском диалоге и одним из основных мотивов для уклонения от него.

Когда дело доходит до международных контактов, болгарская сторона очень часто следует позиции Русской церкви. Это не простое совпадение, что в решении об отказе участия два из шести аргументов заимствованы из письма Патриарха Московского к Патриарху Константинопольскому. Однако вывод о том, что решение об отзыве является результатом прямого вмешательства со стороны Москвы, крайне нереалистичен. Действительно, хотя некоторые очень критические замечания по проектам документов пришли из Русской Церкви, Московский Патриархат готов принять участие в Синоде и митрополит Волоколамский Иларион выразил решительную поддержку документа об отношениях с инославными христианами. Вероятно, это нюансированная позиция Русской Церкви ошеломила Синод в Софии. Критика со стороны грекоязычных церквей и богословских кругов, а также со стороны Афонских общин, также детальна и многогранна. Хотя Болгарская церковь в своей официальной позиции относительно проектов документов повторяет некоторые критические голоса из вышеупомянутых центров православия, она не в состоянии произвести последовательную и богословски обоснованную оценку текстов. Эта неопределенность, вероятно, также привело к решению не принимать участия в Соборе.

Это принцип, который можно обозначить латинским выражением: in dubio non agere (в случае сомнения не действуй). Это “нейтральная” политика может казаться невинной, но на самом деле она губительна для духовной жизни поместной церкви. Это означает неверие в то, что «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» (Ин. 14, 26). Изоляция от животворящего дыхания Духа Святого, который проявляется в диалоге, делает православное сообщество в Болгарии склонным к различным культурным комплексам, в том числе националистическим предубеждениями, этнофилетизму и ксенофобии. Два ярких примера — это недавнее заявление Синода Болгарской Церкви, на котором беженцев, ищущие убежища, были названы “угрозой”, а также призыв относиться ко всем неправославным христианам как еретикам.

Все вышесказанное приводит к выводу о необходимости найти лекарства от этой болезни. В сложившейся ситуации правильной реакцией должны стать попытки поиска новых возможностей привлечения большего числа членов православной паствы в Болгарии ко всеправославному общению и диалогу. Таким образом, шаг за шагом, радость взаимной любви и понимания может распространиться на всё сообщество Болгарского патриархата, в том числе, на Митрополичий Синод.

1266481_10151674006078339_74786188_o-2 copyОб авторе: д-р Смилен Марков — болгарский философ и богослов. Защитил диссертацыю в Кёльнском университете по метафизическому синтезу Иоанна Богослова. Доцент христианской философии и византийского богословия на богословском факультете Велико-Тырновского университета.

 

Комментариев 2 на “Решение Синода Болгарской Церкви: Политика самостоятельно выбранной маргинализации”

  1. valery
    Июнь 6, 2016

    Революционная ситуация в современном Православии. https://youtu.be/ezYTMWLe5V4

    Ответить
  2. От болгар
    Июнь 7, 2016

    Маргинал в Православии именно Константинопольская патриархия. Маргинал будет и тот, кто следует за ней. То что сказано в статии, что тот кто не участвует в диалогах с еретиками — маргинал, это просто глупость. Для неучастии в диалогах с упоритыми еретиками есть апостолская заповедь. И это уже ясно многим. Автор статии не знает основы своей веры.

    Ответить

Оставить комментарий

View My Stats